– Что? – Самолет остается на аэродроме. Навсегда. Вам дают машину, и на ней вы



– Что?
– Самолет остается на аэродроме. Навсегда. Вам дают машину, и на ней вы едете домой, в Аламо, где и дожидаетесь нас. И нас не волнует, что с ним, самолетом, будет дальше. Оставить его себе мы не имеем права. Это понятно? Не имеем права - и все тут.
– Хорошо. Но жалко.
Я оставил последнюю ремарку без комментариев, и продолжил:
– Этот урод Бернстайн приезжает раз в месяц, на три или четыре дня. Старосветский месяц, я имею в виду. Приезжает регулярно, как часы, если верить Хоффману. Даже учитывая то, что часть товара исчезла вместе с Хоффманом, кое-что Бернстайна должно ждать здесь. Хоффман уже возил кокаин на Нью Хэвен. Думаю, и Смит со мной согласен, и Хоффман это подтвердил, что и девушек Бернстайну найдут. Не бросят его, не обидят. Если он будет - действуем по плану. Если Бернстайна не будет - доберемся до него в другой раз. Он все же не главная цель операции.



 
 

<<...