Он снова помолчал, словно усваивая информацию, затем спросил: – Она смотрела



Он снова помолчал, словно усваивая информацию, затем спросил:
– Она смотрела протокол допроса Хоффмана?
– От начала и до конца. - подтвердил я.
– Тогда я верю. Нормальному человеку хочется сделать так, чтобы эти ублюдки умерли. Это на любого подействовало бы.
– Именно так. Кстати, сколько сейчас в вашем отделе специальных операций сотрудников?
– Около шестидесяти. Но все пока только клерки или охранники, оперативников почти нет. Мы с Брауном были единственными, и рассчитывали, что вы присоединитесь со своей группой на контрактной основе. Но видите, как пошло. Хотя, может быть это и к лучшему.
– А как у вас с внутренним контролем? Слежка за сотрудниками и прочее?
– Никак. Пока не ввели. Нашему отделу месяц от роду, господин… Яковенко. Все придет со временем. И не забывайте, что нашу лавочку организовал малоопытный молодой адвокат с большими амбициями и влиятельным папой. Даже не дилетант, а еще хуже. Его и в офисе почти не бывает, все больше светские обязанности гнетут нашего босса. Впрочем, сейчас он думает, как прикрыть задницу и кого скормить вместо себя, потому что дело идет к тому, чтобы бросить его львам. А вы опасаетесь, что за мной могут следить?



 
 

<<...