– Помню. – Тогда не потеряй. А пистолет убери в кобуру, стрелять уже не в кого.



– Помню.
– Тогда не потеряй. А пистолет убери в кобуру, стрелять уже не в кого.
Она снова резко кивнула и начала запихивать дрожащей рукой "беретту" в кобуру, даже не попадая в нее. Я аккуратно забрал у нее пистолет, поставил на предохранитель, вложил его ей в кобуру и застегнул ремешок. Так то лучше. Еще там стоял компьютер, из которого мы выдернули жесткий диск. Почитаем на досуге.
– Mi Amor, как мы с трофеями?
– Очень много, не меньше двух миллионов, потом пересчитаем.
При упоминании денег Катя проявила признаки жизни, даже бледность уменьшилась вроде как.
– Катя, двадцать пять процентов вам, не беспокойся.
– Спасибо.
– Не за что. Будь с Марией Пилар, помоги ей, а я проверю, как в той комнате.
Снова резкий кивок. Я вышел в подвальный холл, выглянул на лестницу. Раулито стоял спиной ко мне, держа пистолет опущенным у бедра. Глушитель был уже снят. Все правильно, как я и сказал. Теперь, случись кому войти, мы - сотрудники Отдела, вызванные на преступление. И глушитель уже подозрительно выглядит. Я тоже вытащил "Хеклер-Кох" из кобуры, свинтил с него глушитель и направился в пыточный подвал. А вдруг Бернстайн регенерировался и уже поджидает меня с палаческим топором? А вдруг Маллиган воскрес? И я не осмотрел подвал, вдруг там не только эти две девушки были? И хоть идти осматривать все это снова, было мне как нож острый, но и так оставлять нельзя.



 
 

<<...