Маллиган не воскрес и Бернстайн не регенерировался. Маллиган лежал в луже крови



Маллиган не воскрес и Бернстайн не регенерировался. Маллиган лежал в луже крови, вытекшей из развороченного черепа и с текущей из шланга водой стекающей в водосток в полу. Бернстайн почти умер, только еще скреб пальцами пол. Лужа крови вокруг него расплылась на половину ширины подвала, и если бы не наклон к стоку, залила бы все. У человека около семи литров крови, кажется, а это немало. Попробуйте вылить семь литровых пакетов молока на пол. Кровь перестает течь лишь после смерти, а Бернстайн был еще каким то чудом жив, мучился, и сердце его продолжало перекачивать кровь, выталкивая ее через жуткие раны наружу.
Я обошел его по сухому, удерживая пистолет двумя руками, направив ствол в пол. Я был страшно непрофессионален, не осмотрев все сразу, но я просто не мог этого сделать. Не мог, и все тут, с того момента, как заглянул в пластиковый мешок. Я на сам мешок сейчас старался не смотреть. Прошел до конца подвала, обходя пыточные станки, увешанные цепями, колодками, воротами, шипами, островерхие "кобылы" и еще дьявол знает какую мерзость. Все было пропитано застарелой кровью. В этом подвале все было пропитано муками и смертью. И в нем никого больше не было, никто не прятался. Я повернулся и пошел обратно. Бернстайн уже не шевелился. Я присел рядом, брезгливо сморщившись, приложил руку к шее. Все, подох наконец, пульса нет. Я встал, подошел к валяющемуся на полу "Зиг-Зауэру", поднял его и подошел к раковине. Справа висело махровое полотенце. Я тщательно протер им пистолет, бросил полотенце в кровавую лужу возле тела Бернстайна, а пистолет вложил в руку Маллигана, сжал его пальцы на рукоятке, затем еще несколько раз коснулся его руками разных частей пистолета, чтобы было побольше его отпечатков. Положил пистолет возле его правой руки, ближе к стене, чтобы выглядело, как будто выпал после выстрела. А рукко подсунул под голову, куда стекала смесь крови и мозгов. Не знаю, будет кто парафиновый анализ делать, или нет, чтобы определить, сам ли Маллиган стрелял, но даже если бы во главе Отдела была не Светлана, для них это самоубийство - настоящий подарок. Потому что работа с маньяком даже в этих условиях настоящий скандал.



 
 

<<...