На обратном пути на нашу съемную виллу Бонита забрала у Кати два плоских свертк



На обратном пути на нашу съемную виллу Бонита забрала у Кати два плоских свертка с деньгами от Светланы. Сама Катя вести машину не могла, вот Бонита и села за руль "девяностого". На одном из них был скотчем приклеен распечатанный на принтере список с именами и номерами счетов. Имена были разные, но инициалы совпадали. Причем совпадали как с буквами С.Б., так и с Е.К. Похоже, что они делили деньги пополам. Тогда получается, что у них и вправду серьезно, потому что ни при каких иных условиях Светлана бы никого не поставила в равные с собой права. А Катю мы решили привезти на нашу виллу и держать там до тех пор, пока она не придет в себя, потому что отпускать ее куда бы то ни было в таком состоянии было нельзя. Свалится под откос вместе с машиной.
Потом мы с Бонитой незаметно переложили два свертка с деньгами от Светланы в наши рюкзаки, а деньги из сейфа Родмана взялись считать. Получилось больше, чем мы рассчитывали. Мы ожидали около двух миллионов, а получили три миллиона сто двадцать тысяч. Мы с Бонитой и Катей удалились в нашу спальню, где я взялся раскидывать их на кучки. Смит рассчитал свою долю как четверть от двух миллионов, соответственно претендовал на пятьсот тысяч. Ну и незачем повышать ставки, пятьсот тысяч - очень красивая, круглая цифра. Я отложил их в сторону, попросив Бониту упаковать их в плотный бумажный пакет и обмотать скотчем. Со Смитом порядок. Осталось два миллиона шестьсот двадцать тысяч в банковских упаковках, но не с подряд идущими номерами. Видимо Родман сам не хотел тех денег, которые отследить можно. Затем я отсчитал семьсот восемьдесят тысяч. Это двадцать пять процентов от первоначальной суммы, которые идут Светлане и Кате. Как с ними поступать - я знал. Их надо было внести на те же счета, которые указаны в списке, увеличив первоначальные суммы пропорционально дополнительными взносами. Более чем удвоилось все для девушек.



 
 

<<...