– Есть сигнал! Это Дмитрий. Он сидел справа от меня, не отрываясь от рации ни н



– Есть сигнал!
Это Дмитрий. Он сидел справа от меня, не отрываясь от рации ни на секунду.
– Подтверждай готовность.
– Есть.
Он перекинул тангенту на передачу.
– "Летун-Один", здесь "Паук". Мы в игре. Повторяю, мы в игре. Отбой связи.
Завелись дизели вездеходов, и мы выехали на дорогу, еще скрытые поворотом от аэропорта. А то вдруг там кто заинтересуется, что это за полосатые "Лэндроверы" здесь по кустам катаются, да и повысит уровень бдительности. За рулем головного сидел я сам, за рулем второго - Луис. В общем, свою работу вездеходы уже выполнили. Для нас. Тот клерк со стоянки лежит сейчас в шкафу без сознания за то, чтобы мы проехали тридцать минут и еще пятнадцать простояли в кустах. И все.
Теперь главное подъехать с правильного угла. На фасаде терминала есть две камеры, которые смотрят вдоль него с дальних углов. Нам надо встать так, чтобы, во-первых оказаться в разрешенном для стоянки месте, вне зоны видимости одной из камер, а во-вторых, оказаться ко второй камере лицом. Тогда на черно-белых экранах обзора в караулке не будет заметно, что машины веселенькой расцветки, очень неофициальной, а вовсе не служебные орденские вездеходы. Я целился прямо в объектив дальней от меня камеры, стараясь ехать прямо на него. Второй "сто десятый" прижимался к нашему почти вплотную.



 
 

<<...