Я крепко, дружелюбно ее пожимаю, улыбаюсь, говорю: – Снова и снова. Самолет Род



Я крепко, дружелюбно ее пожимаю, улыбаюсь, говорю:
– Снова и снова. Самолет Родмана приближается. Он уже на связь вышел?
– Сейчас узнаю.
Дворжак в "короткую" "моторолу" вызвал диспетчера, спросил:
– Что с ноль-пятым бортом?
– Приближается, в пять минут посадка. - донеслось из динамика трансивера.
– Спасибо, я услышал. - прервал я ответ Дворжака. - Проведите меня к себе, надо сказать пару слов.
Затем я повернулся к Луису, сказал:
– Давай за нами.
Дворжак вопросительно посмотрел на меня, но я показал на замотанные в тряпки огнеметы и сказал:
– Это нам понадобится. Он в коридоре постоит, в дверях.
Этого абсурдного, при ближайшем рассмотрении, заявления вполне хватило в качестве объяснения, и лейтенант повел меня в комнату начальника караула. Я пошел за ним, а Луис действительно остановился в коридоре. Прямо перед ним была дверь в караульное помещение, и она была открыта. Дверь же в комнату начальника караула была слева. Туда мы и вошли. В ней был полумрак, светились экраны камер наблюдения. В одном из них я увидел наши "Лэндроверы". Точно, так стоят, что не поймешь, что они на самом деле из себя представляют. Только черный пластик решеток, фары, бамперы и "кенгурятники" видны. Никаких травяных узорчиков. В дальнем углу, за столом, дремал еще один контролер. Дворжак с озабоченным выражением лица дернулся, было, его будить, но я остановил лейтенанта:



 
 

<<...