– Если задумывалось, то могли бы и мне сказать. Официально я тебе пока еще начал



– Если задумывалось, то могли бы и мне сказать. Официально я тебе пока еще начальник. Последний вопрос: живые в аэродромной охране остались?
– Нет. Ни одного. И всю запись мы аннулировали.
– Всю? Точно?
Вот это действительно важно.
– Гарантирую.
– Хорошо.
Чем хорошо? А тем, что только этот наряд видел меня в лицо во время моего участия в нападении на остров. Никто из гражданского персонала меня не видел, никто не видел и после, когда мы вели бой у ворот и когда занимали нынешнюю позицию. Теоретически, я могу сейчас встать, сбросить "лешего", снять камуфляж, в каком щеголяли напавшие на аэродром, выбросить шлем и, если найдется нормальная одежда, превратиться снова в господина Яковенко из Отдела Специальных проектов. Равно как и Бонита. Впрочем, Бониту и на аэродроме никто не видел, она находилась за его пределами, на скрытой позиции. Единственное, что нас сейчас может выдать - это камуфляж как у групп "Совы" и "Тучи", ну и зеленая краска на лице. Свидетелей и записей не осталось. Именно поэтому я и сказал, что хорошо.



 
 

<<...