– Теперь бери ножницы и разрезай бинт у меня на плече. Затем разматывай его, пок



– Теперь бери ножницы и разрезай бинт у меня на плече. Затем разматывай его, пока не дойдешь до подушки.
– Поняла.
Я наблюдал в зеркало, как она подцепила ножницами завязку бинта, щелкнула ими и начала разматывать длинную белую ленту с повторяющимся и увеличивающимся с каждым витком кровавым пятном. Вскоре бинт закончился, и осталась лишь лежащая на ране прокладка из сетки и на ней ватно-марлевый тампон. Не знаю, присохло все это к ране или нет, но проверять неохота.
– Теперь возьми флакон с перекисью водорода, срежь с него носик, и не скупясь полей тампон на ране перекисью.
– Жечься же будет!
– Ничего, от перекиси сильно не жжется, это не йод и не зеленка. Давай, лей шибче.
Катя полила тампон тонкой струйкой антисептика из пластикового баллончика. Тампон мгновенно впитал в себя перекись, я почувствовал, как она зашипела под тампоном от контакта с кровью, затем отяжелевший тампон скатился с руки в раковину. Не присох, не обманули те, кто придумал эту сетку в ИПП. Я правой рукой легко снял с раны сетчатую обертку, бросил в урну под раковиной. Приблизил зеркало к ране, осмотрел. Рана чистая, безусловно. Возможно, хлорид серебра с сетчатой прокладки сработал, а может, просто повезло. Но саму рану прочищать придется - там могут нитки оказаться, кусочки ткани и бог знает что еще. Да и сам осколок там.



 
 

<<...