– И что дальше? – Дальше мне позвонил не кто нибудь, а мой лучший друг Жак Гол



– И что дальше?
– Дальше мне позвонил не кто нибудь, а мой лучший друг Жак Гольдман. Был многословен, но вся суть речи свелась к тому, что он неподалеку и просит его дождаться. Возражать ему мне не по чину, поэтому я с радостью согласилась. Штолль был даже столь любезен, что выделил мне свой кабинет, а сам удалился.
– И?
– И Гольдман приехал. Сначала он уже не столь вежливо поинтересовался, что мне понадобилось в финансовых делах Родмана. Ответ у меня был железобетонно аргументирован, сам понимаешь…
– Конечно. Если ловишь кого нибудь, то начинай с его финансов.
– Верно. Даже он не нашелся, что ответить, тем более он сам хочет Родмана мертвым больше всех. Тоже стоит задуматься, откуда такая жажда крови, для него не типично. В общем, он выпустил пар, стал мил, но настойчив. Все было как в старом еврейском анекдоте, про "Сему не надо нюхать, Сему надо учить". Так и здесь - Родмана надо убить, но не надо изучать его финансовые дела. Попросил не нарушать традицию сохранения абсолютной финансовой тайны в Отделе Частных Состояний, мол, это может так же плохо отразиться на работе банка, как в свое время взлом американцами баз данных швейцарских банков, потерявших две трети своей репутации после этого.



 
 

<<...