К нам на старом-старом "сабербене" подъехал Уилл, дежурно выругал нашу пилотессу



К нам на старом-старом "сабербене" подъехал Уилл, дежурно выругал нашу пилотессу за хулиганство, загрузил багаж в свою машину, и отвез нас к сиротливо и одиноко стоящему у ворот "Фольксвагену". Жизнь на аэродроме Аламо уже замерла до следующего сухого сезона. Сейчас нашу "Бонанзу" закроют в ангаре, и все, больше никакой летной активности здесь не будет. Будут возиться со своими самолетами их владельцы, в сухих ангарах, занимаясь профилактикой, тюнингом, украшательством, чем угодно, кроме полетов. Готов поспорить на что угодно, что здесь же проведет большую часть периода дождей и наша Джей-Джей.
Наш багаж переместился в багажник "Фольксвагена", и мы втроем расселись в тесном салоне, под гремящим от дождя, туго натянутым брезентовым верхом. Стекла машины мгновенно запотели, поэтому мне пришлось включить печку, и направить обдув на ветровое стекло. На стекле появились прозрачные пятна, постепенно распространившиеся до его верхней границы, и мы поехали домой. На дороге уже собирались изрядные лужи, к счастью участок до аэродрома успели засыпать гравием и укатать его, поэтому колеса не вязли в местной рыжей глине. так что мы бодро неслись к городу, поднимая колесами столбы брызг.



 
 

<<...