– Не был ли тот змей, – сказал Кадм, – которого поразил я своим мечом, посвящен



– Не был ли тот змей, – сказал Кадм, – которого поразил я своим мечом, посвящен богам? Если за его гибель карают меня так тяжко боги, лучше бы мне самому обратиться в змея.
Только промолвил это Кадм, как тело его вытянулось и покрылось чешуей, ноги его срослись и стали длинным извивающимся змеиным хвостом. В ужасе он простирает со слезами на глазах к Гармонии еще сохранившиеся руки и зовет ее:
– О, приди ко мне, Гармония! Коснись меня, коснись моей руки, пока не обратился я весь в змея!
Он зовет Гармонию, много еще хочет сказать ей, но язык его раздваивается, и уже колеблется у него во рту змеиное жало, и из уст его вылетает только шипение. Бежит к нему Гармония:
– О, Кадм! – восклицает она. – Освободись же скорее от этого образа! О, боги, зачем не обратили вы и меня в змею!



 
 

<<...

 

- !