– Отец, не виновата она! – говорит Гилл. – Увидав в доме своем Иолу, дочь Эврит



– Отец, не виновата она! – говорит Гилл. – Увидав в доме своем Иолу, дочь Эврита, мать моя хотела волшебным средством вернуть твою любовь. Она натерла плащ кровью сраженного твоей стрелой кентавра Несса, не ведая, что отравлена эта кровь ядом лернейской гидры.
– О, горе, горе! – восклицает Геракл. – Так вот как исполнилось предсказание отца моего Зевса! Он сказал мне, что не умру я от руки живого, что суждено мне погибнуть от козней сошедшего в мрачное царство Аида. Вот как погубил меня сраженный мною Несс! Так вот какой сулил мне покой оракул в Додоне – покой смерти! Да, правда, – у мертвых нет тревог! Исполни же мою последнюю волю, Гилл! Отнеси с моими верными друзьями меня на высокую Оэту [ 121 ], на ее вершине сложи погребальный костер, положи меня на костер и подожги его. Сделай это скорей, прекрати мои страдания!



 
 

<<...