Лэя напряглась. Она ждала этого разговора. Давно прошло то время, когда они счит



Лэя напряглась. Она ждала этого разговора. Давно прошло то время, когда они считали друг друга только братом и сестрой. У них было много общего. Лэя знала, что если бы она захотела принадлежать Зару, то ее не остановило бы то, что он оказался ее слугой. Ей было глубоко наплевать на придворные порядки. И она любила Зара, как брата. Радовалась его успехам в постижении воинских наук и физического совершенства. Она и сама была сторонницей хорошей физической подготовки, понимая, что в жизни вполне могло пригодиться и владение оружием, и хорошая физическая форма. Но в последнее время она все острее чувствовала пропасть, начинающую их разделять.
Отношения оставались прежними. Дело было в другом – в их разном отношении к жизни. Зар оставался по-детски прямолинеен, деля мир на черное и белое, размахивая мечом и радуясь своим физическим достижениям. Лэя стала замечать, что может читать по его лицу все чувства и мысли, как открытую книгу. А ей хотелось общения с кем-то, кто смог бы глубоко думать и чувствовать – с таким, как ее отец. Может быть, в этом были виноваты ужасные события недавнего прошлого, а может, Лэя просто повзрослела и по-новому оценивала все в жизни. И еще одно чувство вклинилось между ней и Заром. Он ждал приказов и был готов приказывать сам. Лэя не выносила приказов и ей противело их отдавать. Эта внутренняя свобода ставила ее на совершенно другой уровень восприятия мира, и она чувствовала, что может связать свою жизнь только с таким же внутренне свободным сэйлом. Тем не менее, ей страшно не хотелось огорчать Зара – все-таки он был ей, как родной брат.



 
 

<<...