Женька был рад. Ему были до лампочки угрозы про козла. Он чувствовал, что не даст



Женька был рад. Ему были до лампочки угрозы про козла. Он чувствовал, что не даст использовать Лэю, как разменную карту в ангельских играх. Так же, как и не даст им ликвидировать, кого ни попадя, налево и направо. И потом, он чувствовал, что это правильно – дать Лэе решать, как поступать в той или иной ситуации. Это ее мир и ее сэйлы.
– Ну что, рад? – хитро спросил Буль, когда остальные ангелы рассосались в астрале.
– Не столько рад, сколько удовлетворен. Я считаю, что у Лэи лучшее, чем у ангелов, развито чувство интуиции.
– А не затмили ли твой разум чувства?
– Нет. Ты забываешь, что я по определению – ученый. А знаешь, что является проклятием настоящего ученого?
– Хм, что же, интересно?
– А то, что он ничему не верит до конца и, в первую очередь – себе! В моей башке всегда при мне мои вредные тараканы, нашептывающие "А не врешь ли ты? А прав ли ты? А может, все не так?" Я, наверно, до конца не верю ни себе, ни кому-либо еще.



 
 

<<...