– Они… то ли боялись, то ли уважали пленницу. Почти ее не касались и говорили ве



– Они… то ли боялись, то ли уважали пленницу. Почти ее не касались и говорили вежливо. А капитан все время за горло держался, и у одного солдата глаз почти заплыл синяком! А откуда лонк-то взялся?! – спросил совсем осмелевший половой, приняв ухмылку Женьки за одобрение своих слов.
– Ты, если жить хочешь, поменьше спрашивай! – поостудил его любопытство Женька.
– Лучше скажи-ка, когда они уехали?
– Так уже, наверно, два, если не три часа будет!
Женька только досадливо крякнул, но взял себя в руки и чуть не насильно усадил себя назад на стул. "Стоп! Все чувства засунь себе… Так, я снова спокоен. Что мне известно? Почти все! Монах – значит, инквизиция. Королевский патруль – значит, к счастью у монаха не было своих боевых братьев, иначе, горела бы сейчас моя принцесса!" – сердце опять стало затоплять бешенство. "Стоп! Я спокоен…



 
 

<<...