Проходя к себе в комнату, он с удовлетворением заметил, куда слуга внес поднос.


Проходя к себе в комнату, он с удовлетворением заметил, куда слуга внес поднос.
Его же ждала процедура, которая была ненамного приятнее сидения на горшке.
Вытащив из-под кровати ночную вазу – классический атрибут средневековых гостиниц, как земных, так и сэйларских, он с жестоким остервенением стал потрошить Заров и, по-совместительству, свой желудок, нещадно засовывая руку в рот. К счастью, рвотный рефлекс – он и на Сэйларе рвотный, так что, скоро из него шла только желчь. Удовлетворившись содеянным, Женька, срочно закрыл крышкой горшок и схватил кувшин с водой, сделав несколько больших глотков. Большая часть потребленного алкоголя была в горшке – что и требовалось доказать. К тому же, он не сомневался в зеленоватости своего вида после проделанной физиопроцедуры, что только добавляло естественности в его роль несчастного путника, пораженного недугом в живот и, как следствие, пониже спины. В общем, он был готов плести свои сети дальше.



 
 

<<...