Женька еще пару раз выходил в коридор, жалуясь стоявшим, вернее сидевшим на пост



Женька еще пару раз выходил в коридор, жалуясь стоявшим, вернее сидевшим на посту солдатам, на несуществующие проблемы с животом. К моменту икс, выйдя тихонько из комнаты, он с удовлетворением отметил, что в здании воцарилась тишина, нарушаемая только пьяным храпом, доносившимся из-за некоторых дверей.
Дойдя до лестницы, он обрадовался еще больше – один из постовых спал, притулившись в дальнем конце коридора. Подойдя к единственному, оставшемуся на посту сэйлу, Женька расслышал заливистое тарахтение сразу в несколько дырок, доносившееся из капитанской и солдатских комнат. Постовой понимающе ухмыльнулся и тихо спросил:
– Что опять погнало?
– Опять! – расстроено шепнул Женька, подойдя к постовому и, через мгновенье, прислонил уснувшее тело к стенке. Второй служака, так и не успев проснуться, перешел на более глубокий уровень сна. "Господи, хвала всем ангелам, а в особенности, Булю! Что бы я делал без этой китайской убийственной школы?" – Женька методично претворял свой план далее в жизнь, подняв с пола ночник и войдя к капитану. Под его рукой храп поочередно прерывался во всех комнатах – Женька только надеялся, что это не навсегда. Наконец, тылы были зачищены. Оставалась одна дверь. Самая опасная. Если монах не спит, то связанная Лэя находиться под серьезной угрозой.



 
 

<<...