– Скорее всего, и действующей инквизиции здесь нет. Если только какая-нибудь ка



– Скорее всего, и действующей инквизиции здесь нет. Если только какая-нибудь канцелярия найдется, – согласился Женька и обратился к их лохматому вечному чаду.
– Хлюп, к тебе серьезная просьба, не выходить из комнаты без нас. Ты можешь потерять вид сэйла, и тогда мы ойкнуть не успеем, как окажемся в тюрьме или, чего хуже, во дворце!
– Почему во дворце хуже, однако? – Хлюп не оценил Женькиной шутки, серьезно думая, что во дворце жить лучше, чем в тюрьме, хотя и то и другое оставалось для него вещами абстрактными, а значит, и не заслуживающими внимания.
Они еще долго сидели на Женькиной кровати, рассуждая, что делать, пока не заметили, что, по своей новой привычке находившийся между ними, Хлюп спит, сидя и держась сразу за обеих своих подопечных. Теперь мохнатый малыш был твердо убежден, что защищает сразу двух сэйлов. При этом ни рост, ни сила Жени-Зара его не смущали. Лэя с Женей озадаченно улыбались, смотря на уютно устроившегося между ними малыша. Женькино сердце обдало теплой волной нежности. Ему на миг показалось, что это его семья. Странная, трансгалактическая семья из трех существ разных видов. Он сам себе улыбнулся и, взглянув на Лэю, понял, что ей ничего не надо объяснять – их мысли и чувства были ясны друг другу без слов.



 
 

<<...