Они поднялись в сумерках коридора на второй этаж. По-видимому, его вели в кабине



Они поднялись в сумерках коридора на второй этаж. По-видимому, его вели в кабинет. На всякий случай Женька взвинтил все свои чувства на высший уровень готовности, ожидая подвоха с любой стороны. Рисковать собой он не имел права, так как это значило бросить Лэю с Хлюпом одних, посреди враждебной столицы.
Они остановились в большой комнате, видимо служившей и библиотекой, и кабинетом, и местом уединения своему хозяину. Сэйл пригласил Женьку присесть на диван или не замечая, или делая вид, что не замечает настороженности гостя. Он сам сел за стол и вскрыл конверт. Немногословность и серьезность, с которой "дядюшка" читал письмо, говорили о том, что он, по крайней мере, озабочен происходящим. Прочитав, он тяжело вздохнул, но, все же, сделав над собой усилие, изобразил некоторое участие на своем лице:



 
 

<<...