– Дурак! – шутливо обижаясь, надула губки принцесса. – Я тебе серьезно, а ты…



– Дурак! – шутливо обижаясь, надула губки принцесса. – Я тебе серьезно, а ты…
Ты же сам мне столько плел о свободе и сострадании. По-моему ты уже совсем "освободился" до полной бессовестности!
– Я же пошутил! – жалостливо воскликнул, идя на попятную, Женька – Я тоже! – озорным голосом припечатала Лэя и чмокнула Женьку в щеку (видимо ей понравились новая целовальная практика, введенная Женькой в обращение между ними) и упорхнула на свое место у костра.
А потом случилось то, за что Женька не мог себя простить еще долгое время, а именно – за свое головотяпство. Слишком он расслабился в абсолютно незнакомом ему мире, и ничто не помогло бы ему сохранить доверенных ему судьбою детей, если бы не они сами и способности Лэи.
Все дети беспечно спали, возглавляемые своим безмозглым астрально-бутылочным джином Женькой, когда почти абсолютная мгла ночи начала понемногу рассеиваться серебристым заревом звездного рассвета. Было бы проще, если бы на лагерь напали звери, пусть даже солки. Тогда, первой их целью были бы кони. Но путникам "повезло" быть замеченными двуногими зверьми, которые выслеживали свою добычу с вечера и выбрали для нападения самое верное время, когда крепкий сон сковывает сэйлов, но звездный рассвет уже дает возможность видеть разбойникам свои жертвы.



 
 

<<...