Женька чуть помолчал, улыбаясь, и сказал: – Хлюп, здравствуй! Как я по тебе сос



Женька чуть помолчал, улыбаясь, и сказал:
– Хлюп, здравствуй! Как я по тебе соскучился! – и почти мгновенно оказался в мохнатых объятиях.
– Женя! – воодушевленно воскликнул малыш. – Ты почему менялся на Зара?! Не уходи больше. Без тебя скучно, однако!
– Да что ж я такого веселого делал? – удивленно спросил Женька. Он не мог понять, как малыш так точно определил подставку, когда Зар возвращался в свое тело на один день. Странно, но его переполняла прямо-таки какая-то родительская гордость.
Ведь Лэя говорила, что с лонками никогда не бывало такого, чтобы они начинали скучать по кому-нибудь другому, кроме их хозяина.
Хлюп, привалившись к нему, ворчливо промурлыкал:
– Чего, чего! Не знаю, однако. Только без тебя как-то не так все.
Если верить поговорке: "Устами младенца глаголет истина", то слова Хлюпа можно было считать похвалой высшего разряда. Женька пообещал, шепнув в пушистое ухо:



 
 

<<...