Из ее объятий Женьку освободил всхлип очнувшейся маленькой лесной хозяйки. Лэя



Из ее объятий Женьку освободил всхлип очнувшейся маленькой лесной хозяйки. Лэя ойкнув, кинулась к той, успокоительно лопоча что-то на незнакомом Женьке языке.
Он с любопытством наблюдал, как Лэе, видимо, удалось объяснить малышке, что тут произошло, и та, уже не так пугливо посматривая на странного сэйла, подошла к лежащему на боку Хлюпу и, присев рядом, стала осторожно гладить раненного по голове. Насколько Женька понимал мимику Хлюпа, тот был на седьмом небе от счастья, разомлев от внимания сразу двух дам. Лэя, видимо, здорово его "анестезировала", и он попытался даже двигаться. Женьке пришлось тихонько прикрикнуть, предупредив, что рана может открыться и закровоточить, и двигаться строго воспрещается еще с часик – два.
Когда женщины успокоились, Женька сказал, что надо собрать лагерь на берегу, пока его не разобрали какие-нибудь любопытные крокодилы-переростки или кроты-людоеды – с этого мира станется! После эдаких летающих крепостей он уже ничему не удивится. Лэя опять посовещавшись с пушистой малышкой, сказала:



 
 

<<...