– Обиделся? Ну прости, пожалуйста! Это я за тебя испугалась. А если бы она на теб



– Обиделся? Ну прости, пожалуйста! Это я за тебя испугалась. А если бы она на тебя пешего бросилась?! Я же понимаю, что у тебя не было времени думать, и ты кинулся меня спасать, как только мог! – ее извиняющиеся глаза, просящее заглядывали ему в лицо. – Но и ты пойми, мне ведь лучше будет, если эта тварь меня сожрет, чем с тобой что-нибудь случиться! Так что обещай, что впредь будешь и о себе думать!
– Хорошо, буду! – наконец, под натиском Лэиных просьб, Женькина обида прошла, и он, в знак примирения, поцеловал принцессу в мокрые губы.
– Бедняжка! Ты же теперь совсем мокрая! – он рассматривал влажное лицо Лэи, которое стало немного другим, так как намокшая шерстка стала темнее и как бы прозрачнее.
– Не смотри на меня! Я, наверно, как мокрая курица выгляжу! – смущенно улыбалась Лэя.



 
 

<<...

 

, , : .