– Нет, ты прекрасна в любом виде, просто немного другая, и я хочу запомнить тебя



– Нет, ты прекрасна в любом виде, просто немного другая, и я хочу запомнить тебя такой тоже.
– Лучше скажи, что дальше делать будем? – спросила Лэя.
– А что еще делать? Идем прежним курсом до вечера, если сможем. Надо отсюда выбираться. Ты как, не сильно устала после стрельбы?
– Нет, на это у меня меньше всего сил уходит! Поехали!
Женька, как мог, просушил тряпкой спину Лэиной лошадки и примитивное, но удобное, кожаное седло, усадив обратно свою, почти насквозь мокрую фею. Потом проделал похожую процедуру со своей лошадью и с чмоканьем плюхнулся мокрым задом на спину бедного, не менее мокрого животного. Хорошо, что было относительно тепло – неизвестно, какая погода тут была бы, если бы в Эриане стояла снежная зима.


***

Заметив, что начинает становиться темнее, Женька стал подыскивать место для стоянки. И вот теперь Женька с Лэей стояли в сумерках посреди насквозь мокрого леса, держа под уздцы лошадок. Те луга, по которым они двигались вдоль реки, годились больше для валяния в мокрой грязи, чем для ночлега. Да и соседство с рекой больше не вызывало оптимизма. Так что он очень обрадовался, когда берег стал подниматься и впереди показался холм, поросший каким-никаким лесом. Они свернули перпендикулярно от реки и, спешившись, стали пробиваться через кустарники на опушке, пока не оказались на свободном месте под кронами каких-то лиственных деревьев. Женьку привлекло сломанное почти у комля дерево.



 
 

<<...