Потом опять установилась тишина, и опять глухой удар. Лэя сжала Женькино плечо,



Потом опять установилась тишина, и опять глухой удар. Лэя сжала Женькино плечо, и они, не дыша, стали вглядываться, выискивая в темноте ночного гостя. Лошади, похрапывая стали жаться к ложу путников, и вот под краем навеса показался круглый глаз на какой-то склизкой поверхности, Женька озадаченно смотрел на гостя. Животное явно не пролезало под навес. Оно попыталось безуспешно просунуть скользкую широченную морду, и Женька вдруг узнал в нем жабу. Лэя уже встала, и приготовилась "стрелять" поверх лошадей, как визитер одним прыжком взлетел на их импровизированную крышу.
– Ну, точно, лягушка! – крикнул Женька, смотря, как крыша трещит, но выдерживает тяжесть прыгуна весом в двух быков. – Каких же мух она должна есть?!
– Лучше бы нам не видеть ни этих мух, ни этой лягушки. Вот уж действительно, несчастная тварь. Чем же ей питаться при таких размерах? Вот и рыщет по ночам.



 
 

<<...