Женька подошел вплотную к Лэе и внимательно вгляделся в ее ресницы, изумрудную



Женька подошел вплотную к Лэе и внимательно вгляделся в ее ресницы, изумрудную радужку и зрачки.
– Нет, не похоже. Наверно, для этого надо очень долгое время и неподвижность, как у горы, – облегченно констатировал Женька и спохватился. – А как чувствует наша маленькая? Мне все не дает покоя, то, что Ноа сказала о стерильности сэйлов в этой стране.
– Успокойся, папаша-паникер. Все в порядке! Я же чувствую. Ведь жизнь уже зародилась, и стерильность сэйлов ей уже не грозит. И потом, животные-то здесь размножаются и очень даже неплохо.
Еще два дня прошли в монотонном подъеме. Температура сильно упала. По Женькиным расчетам они были где-то выше тридцати километров. По меркам Земли они были бы уже в ближнем космосе, охваченные космическим холодом, а здесь они еще не выбрались на поверхность планеты. Женьку беспокоила декомпрессия, но, то ли содержание азота в атмосфере Сэйлара было меньше, то ли они просто так интенсивно дышали, что кровь успевала избавиться от излишков газа, но никаких сильных побочных эффектов не возникало. Температура падала, но очень медленно.



 
 

<<...