Он укорял себя за измену Лэе, но душа не принимала всерьез увещевания ума. В конц



Он укорял себя за измену Лэе, но душа не принимала всерьез увещевания ума. В конце концов, ему стало совсем плохо от мысли, что Лэя где-то там, на Сэйларе одна, беременная, с двумя мохнатыми детьми-"помощниками" на руках, должна управляться с примитивным средневековым хозяйством, пока он тут, в шике и неге празднует свои похождения. "Помогает ли ей Зар?" – от этой мысли он чуть не взвыл в приступе ревности и со звоном уронил вилку на тарелку. Потом вскочил, страшно извиняясь, и выскочил на воздух подышать.
Может, он напугал своей выходкой Ташу, а может, просто пришло время, но пока он прохлаждался вместе с вышедшим покурить Федькой, у Таши прошла первая схватка.
Тут же все планы пришлось менять. Таша попросила Женю и Лену проводить их со Славой в роддом. Женька считал ниже своего достоинства отказывать прихотям беременной женщины, но самое ужасное оказалось, что ему пришлось сесть на заднее сидение флаера рядом с Леной. Славка мягко, но без промедления вывел машину в воздух, и они понеслись к ближайшему городку. За окнами раскинулся восхитительный пейзаж из гор и зеленых долин, но Женька, как робот, смотрел только вперед. Его ногу жгло колено Лены в черных обтягивающих джинсах, которое временами касалось его. Отодвинуться было, все равно, что показать свое неравнодушие. Так что он терпел, позволяя ноге болтаться в соответствие с пируэтами флаера. Пока они летели, у Таши случился еще один спазм, и какое-то время было не до своих переживаний. Слава богу, у создателей этого мира хватило милосердия, и схватки не доставляли беременным женщинам таких болей, как на Земле. Поэтому Таша пока неплохо справлялась со своим положением.



 
 

<<...