Яну было не до созерцания сомнительного архитектурного шедевра местного зодче



Яну было не до созерцания сомнительного архитектурного шедевра местного зодчества, так как, не евши с неизвестно какого времени, он еле стоял на ногах.
Видимо, заметив его невменяемое состояние, конвоиры, проведя Яна через внушительного вида ворота на двор, протопали к низеньким зданиям в дальнем углу площади и, попетляв между ними, втиснули валящегося с ног Яна в грязное помещение, похожее на кухню.
– Эй, Марфуша! Покорми новенького, пока кони не двинул, а то "Сам" потом с меня три шкуры сдерет за недогляд! – крикнул куда-то в темноту коридоров передний конвоир и пихнул Яна на лавку у стола.- А мы пока пойдем, доложимся об улове.
На звук его речи из темноты выплыла дородная дама с половником в руке, как и полагается заведующей по кухне. К этому моменту Ян уже терял сознание от сводящего с ума и вызывающего голодные спазмы запаха еды. Он только сумел разглядеть, что перед его носом появилась какая-то плошка с бурдой, вроде каши и воткнутой туда ложкой. Дальше все скрылось в тумане процесса поглощения пищи и воды. Наевшись, он чуть не упал тут же на лавку спать. Почувствовав на вороте своей рубахи тяжелую руку Марфуши, он послушно проплелся в угол комнаты и завалился прямо на пол – в любом случае, здесь было суше и теплее, чем в яме.



 
 

<<...