– Да какой в пустыне…, – Ерема осекся на полуслове, так как и сам заметил лежащ



– Да какой в пустыне…, – Ерема осекся на полуслове, так как и сам заметил лежащего.
– Негоже это как-то в пустыне одному. Может живой еще? – деловито рассудил Пантелей.
– Не-а. Живой, не лежал бы так, на солнцепеке раскинувшись. Видишь, он наверно выбраться оттуда пытался, да не смог. Однако ж надо похоронить парня. В писании сказано: "Всех земле предавать должно!" – Ну и лезь тогда сам, а я подстрахую! – сказал Пантелей.
– А и полезу! В песке яму выкопать – раз плюнуть! Зато по совести поступим.
Держи конец веревки, подстрахуешь! – с этими словами Ерема сиганул вниз по склону и шустро принялся за дело. Через совсем немного времени иссохший труп был предан земле, вернее песку, а импровизированный похоронных дел мастер выбрался наверх песчаного гребня и отрапортовал приятелю. – Да, он, пожалуй, не из наших, не из "рожденных". Наверно "пришедший" с болот. Вся кожа перелопалась и высохла, как на мумии. Удирал видно от тамошнего мага, да не дошел малость до жилых мест.



 
 

<<...