Мужики разом зашушукались. Она спокойно наблюдала за ними, по-прежнему держа но



Мужики разом зашушукались. Она спокойно наблюдала за ними, по-прежнему держа ногу на груди мертвого обидчика. Наконец, один, уже битый ею пират, видимо, бывший каким-то заводилой, вышел вперед и скромно замявшись, сказал:
– Ну, мы тут чего. Подумаешь, немного потешились. Но капитана Марлина жалко – целая команда останется без присмотра. Мы тут решили, ты будешь пиратшей, но как тебя звать-то?
– Моа!
– Хорошо, мы тебя тетушкой Моа будем величать – больно знатно ты дерешься. Здесь никто так не умеет. Может потом научишь?
– Ладно, посмотрим… – неопределенно ответила Моа и добавила. – Отойдите подальше, я его оживлять буду.
Пираты боязливо отодвинулись, видимо, предполагая, что без колдовства здесь не обойдется. Но Моа это не требовалось. Она просто знала, что делать, чтобы завести сердце, если, конечно оно не повреждено безвозвратно. Знала, как и все приемы борьбы и многое другое, совершенно не предполагая, откуда у нее все эти знания. Она разложила пирата на полу, открыла ему вонючий рот, проверила, не запал ли язык и брезгливо сморщившись, вдохнула в него весь запас своих могучих легких. Затем четыре раза, резко наваливаясь, толкнула его в грудину, и опять повторила вдох… После четырех таких упражнений, пират закашлялся и хрипло задышал. Моа встала и коротко бросила через плечо:



 
 

<<...