Видимо, слава о ней дошла и до его ушей. – Ну, раз уж попался, повесели хоть меня



Видимо, слава о ней дошла и до его ушей. – Ну, раз уж попался, повесели хоть меня – расскажи о себе немного. Ты хоть из "пришедших" будешь?
– Да, а как же. Разве крестьяне до воровства додумаются?
– Да уж, они до такого опускаться не будут, – вспомнила свой опыт общения с простоватыми, но в среднем добродушными селянами Моа. – Давай, дальше рассказывай, а я думать буду, что с тобой делать.
Она, действительно, была в некотором странном замешательстве. Ну, не рубить же этому парню пальцы, как сделал бы любой настоящий пират. Она не была пиратом – она была пиратшей, и это давало ей право на любой поступок, не согласующийся с жестоким пиратским этикетом. Она могла отпустить вора на все четыре стороны и не посмотрела бы на урон своей репутации, но ей почему-то стало жалко эту никчемную душонку. Ей захотелось понять, что движет этим парнем, какие мысли копошатся в его голове? А парень, как на допросе, выдавливал из себя слова:



 
 

<<...