– Я давно из зиндана – несколько лет уж будет. Да только жизнь как-то не сложила



– Я давно из зиндана – несколько лет уж будет. Да только жизнь как-то не сложилась. Сначала мечтал заняться живописью или литературой – у меня память на что-то такое осталась, но кому здесь это нужно? Вот и мыкался, без работы и без жилья. Ни силой, ни ростом не вышел, так вот и угодил к ворам. Руки-то у меня чуткие да ловкие – как раз по кошелькам лазать.
– Ну, на счет ловкости ты хватил. Я-то тебя, как муху, поймала!
– Это я расслабился. Привык все у пьяных мужиков воровать, вот и сработал неаккуратно, – признал профессиональную ошибку вор.
– Тут ты прав пожалуй будешь. Я хоть и навеселе, но стараюсь держать ухо востро.
Ладно, это понятно, но скажи мне, неужели тебе нравится такая жизнь? – наконец Моа начала понимать, что она хочет услышать от парня. Ей было интересно, может ли человек получать удовольствие от такого жалкого существования? О чем он может мечтать? Ведь понятно, что даже распоследний пират пьяница мечтал, хотя бы о вине, богатстве и бабах, если у него ни на что другое не хватало ума, а что ждало вора карманника?



 
 

<<...

 

-