– Ну, мы не разбрасываемся своими людьми… – осторожно выговорил Исаак, догады



– Ну, мы не разбрасываемся своими людьми… – осторожно выговорил Исаак, догадываясь, к чему клонит Моа и стараясь не продешевить. – И потом он слишком много о нас знает…
– Да ладно, что я Вам, налоговая инспекция или фискал?! И потом, я уже и так, наверно, не меньше его о Вас знаю, – рассмеялась Моа. – И, кстати, очень даже очарована Вашими манерами. Скажу прямо, денег у меня в данный момент на выкуп нет, но кое о чем другом мы могли бы договориться…
В результате переговоров Моа выторговала у Исаака Жигляя всего за пару золотых отступными, и то в рассрочку, пообещав заплатить, когда они вернуться с пиратского набега. Хотя у нее и было сейчас в кошельке не менее десятка таких монет, но она разумно полагала, что им найдется и лучшее применение. Главное, что она пообещала Исааку, дружбу и поддержку в возможных городских междоусобицах, а Жигляй стал чем-то вроде оруженосца при ней. …Ближе к полночи Моа ввалилась в ставший уже почти родным кабак и прошла прямо к столу, где сидел, порядком подвыпивший, капитан Марлин. При ее приближении пара прихлебателей сноровисто освободила место уважаемой посетительнице.



 
 

<<...