У Буля были свои странности. С одной стороны он почти никогда не оставался одним



У Буля были свои странности. С одной стороны он почти никогда не оставался одним и тем же, всегда придумывая что-нибудь новенькое или в одежде, или в поведении.
Но кабинет свой, как уделал сразу под индейский фиг-вам, так и оставил этот бардак незыблемым, меняя только количество и сорта пивных банок и вяленой рыбы, вперемешку с орешками, чипсами и сухариками. Вот и сейчас он медитировал над всем этим пищевым хламом, грустя непонятно о чем.
– Ты че это такой смурной? – удивился Женька.
– Люсю жалко! – признался полупьяный ангел.
– С чего это вдруг? Будто ты с ней не веселишься там, в моем теле чуть ли не каждый день?
– Понимаешь, не могу больше врать ей! Она смотрит на меня доверчивыми глазами, как собака, или студент на экзамене, а я ей вру, вру и вру!



 
 

<<...