– Вся в мамашу! – только комментировал Лэины охи и ахи Женька, обретаясь в посл



– Вся в мамашу! – только комментировал Лэины охи и ахи Женька, обретаясь в последнее время в Заровой шкуре, милостиво предоставленной ему добрым парнем.
Он делал все возможное для облегчения Лэиного положения, но она и сама неплохо справлялась, будучи тренированной девушкой, привыкшей, несмотря на все свои титулы, к жизненным невзгодам. Несколько добавляло хлопот то, что Шэл, обогнав свою хозяйку, уже произвела на свет очаровательного чебурашку. Женька не мог иначе называть это маленькое пушистое, ушасто-круглоглазое существо. Хлюп ходил гордый и от счастья был почти непригоден для исполнения каких-либо осмысленных действий по хозяйству. Хорошо, Илаир с женой и Лика пришли на помощь, фактически взвалив на свои плечи все хозяйство.
"В общем-то, как и полагается, Лэя все же принцесса, как-никак!" – успокаивал себя Женька, хотя его оправдания никому и не были нужны, кроме него самого, так как семья Илаира продолжала преданно служить единственной продолжательнице рода Салара, ничего не требуя взамен.



 
 

<<...