Шурочка с испугом обернулась и осторожно взглянула на молодого человека. На его



Шурочка с испугом обернулась и осторожно взглянула на молодого человека. На его лице мелькнула досадливая гримаса, тут же сменившаяся удивлением. Нельзя сказать, чтобы юноша был божественно красив, но и уродом он определенно не был. Больше всего поражали его глаза. Не размером или цветом, а внутренней сосредоточенностью. Они все еще были там, в этой прекрасной мелодии, как будто юноше не было дела до всего окружающего, в том числе и до представительницы прекрасного пола, стоящей перед ним. Этот взгляд подкупал своей искренностью, в нем не было той обычной фальши и светского лоска, которым маслянились взоры лакированных кавалеров на балах. Чувствовалось, что юноше просто не было дела до всей этой мишуры.
– Простите, сударь… я Вам помешала заниматься, – смутилась Шурочка, пытаясь оправдаться. – Я просто не могла пройти мимо. Я никогда такого не слышала.



 
 

<<...