– Нет, не могу! – Шурочка горделиво отвернулась к окошку. Она и в самом деле не м



– Нет, не могу! – Шурочка горделиво отвернулась к окошку. Она и в самом деле не могла передать письма, просто потому, что его не существовало в природе.
Она еще так просидела минут двадцать, играя со сторожем в молчанку, и не зная сама, чего дожидалась, но твердо решив не уходить, пока не увидит Сашу, как вдруг из коридора донесся тихий голос:
– Шура, проходите, пожалуйста, – во внутренних дверях стоял Саша, виновато смотря на нее…
Она не заметила, как они пропетляли по коридорам и очутились в небольшой комнате на втором этаже. Шура с жадным до бесстыдства любопытством осматривала все вокруг, но не просто потому, что оказалась впервые в жилище чужого молодого человека. Ей была важна каждая мелочь потому, что она продолжала открывать для себя мир любимого. Она больше не притворялась ни перед собой, ни перед ним. Ей было интересно все – и опрятная обстановка, говорящая о внутренней потребности к чистоте, и небогатое убранство, демонстрирующее невысокий уровень доходов хозяина, и фотография родителей, показывающая не только сыновние чувства, но и былой высокий уровень жизни родителей (позволивших себе в те времена фотографию), как и говорящий о том же их интеллигентный вид.



 
 

<<...