Забросив куртку на вешалку, Славка протащился на кухню сообразить какую-нибудь



Забросив куртку на вешалку, Славка протащился на кухню сообразить какую-нибудь закуску. В холодильнике нашлась копченая колбаса, а в шкафу - соленые сухарики. Славка задумался: "Взять ли более подходящее к закуске пиво из холодильника, или, уж сразу, нарезаться чего покрепче? Вот уж воистину русский вопрос!" - наконец усмехнулся Славка и выгреб, для начала, сразу три банки Балтики из холодильника. Нагрузившись всем этим добром, он прошел в гостиную, включил с компа сборник, составленный из хитов старого тяжелого рока, и завалился на диван "думать думу горькую" в истинно русских традициях - под музыку и выпивку.
Музыка не давала совсем уж раскисать. Славка, уже наверно, битых два часа предавался алкогольной "медитации" под мощные звуки рока, а мысли все крутились вокруг Наташи… нет, Таши. Он, то возмущался, вспоминая, как она всегда отвергала помощь и критиковала советы, то умилялся её беспомощностью и искренней благодарностью в больнице, то восторгался ее смелостью пойти на рискованный эксперимент, а то, просто, вспоминал ее длинные, абсолютно прямые светло русые волосы и взгляд огромных серых глаз, каждый раз меняющих свой оттенок и настроение: иногда смущенный, иногда вызывающий и сердитый и, один раз, беспомощный и благодарный. Она всегда выглядела естественно, в ней не было того жеманства и искусственности, что его раздражало в людях и, особенно, в женщинах. Она удивительно правильно пользовалась косметикой - та никогда не бросалась в глаза. Что все-таки она ею пользуется, он понял только в больнице, но это лицо, более блеклое без туши и помады, было даже милее и, как-то беззащитнее Он вспоминал её прекрасную, гибкую фигуру и у него захватывало дух от попыток представить ее без одежды. Он, кажется, все-таки безнадежно влюбился, и оставалось молить бога, чтобы Таша ответила взаимностью. Он чувствовал, что "созрел" уже до того, что готов был не только "носить тапочки", но и вообще "целовать песок, по которому ты ходила" - как пелось в старой-старой песне Тухманова. "А вдруг у нее есть кто-то?!" - неожиданно закралась коварная мысль: "Да наверняка, у такой "королевы" не один ухажер - еще в очередь стоят!" - как ему не хотелось об этом думать…



 
 

<<...