Солнце уже решило покинуть этот мир, на прощание, раскрасив небосвод в багровые



Солнце уже решило покинуть этот мир, на прощание, раскрасив небосвод в багровые тона. Пора было отрывать седалище, расслабленно приросшее к стулу, и топать домой. Можно было бы и подольше посидеть, но потом на ощупь пробираться по темному парку - нет уж, увольте! Со вздохом, я проделал означенную процедуру отрывания пятой точки и потопал в тихие объятия зеленого моря деревьев и трав. Парк уже начал пустеть. Заботливые мамаши с их шумными чадами уже покинули дорожки парка, умываясь и ужиная по своим домам. Только влюбленные парочки да бичеватые граждане мирно сидели по редким лавочкам, кто целуясь, а кто считая собранные бутылки. По-видимому, и то и другое доставляло им одинаковое удовольствие. Главное, чтобы человек был счастлив, а что приводит его в это состояние не так уж и важно… "Хотя и это, конечно, важно!" - подумал я увидев неспешно бредущую ко мне группу из трех молодых людей. Для подростков - староватых, для взрослых - явно дебильноватых. "Опаньки! Вот вляпался!" - даже размытое вечерним расслаблением, чутье подсказывало мне, что этим типчикам, для достижения их "счастья", нужно кого-нибудь превратить в состояние отбивной котлеты и, чем лучше будет отбита эта котлета, тем выше поднимется уровень их "положительных" эмоций. Драться мне в жизни приходилось в основном по молодости, бойцом я себя не считал и подходящими для такого случая искусствами не владел. В быстро трезвеющей голове начал работать калькулятор, просчитывающий варианты событий. Их трое. В изрядном подпитии. Но силушкой явно не обделены. С одним бы я, может, и справился, но с тремя - никаких шансов. Вокруг, как и полагается по развитию сюжета, никого. Единственное правильное решение - драпать, как только они начнут окружать или пойдут на близкий контакт. И тут не до глупого чувства ущемленного мужского достоинства. Тем более, свидетелей моего "позора" все равно не будет. Приближаясь к агрессорам, я утвердился в мысли, что герой - это дурак, которому повезло стать известным из-за своего, мягко говоря, непродуманного поступка, но очень часто эта известность приходит посмертно. Мысль, что герои обычно защищают кого-то, я затолкал куда подальше. Я - не герой и защищать, кроме моего здоровья, мне сейчас некого. События, тем временем, продолжали развиваться по классическому сюжету. Перегородив дорожку, битюги уставились на меня с пренебрежительно-дебильными ухмылками, и последовал стандартный вопрос:



 
 

<<...