- Мы с тобой явные дураки - у нас мысли сходятся! - Я думаю, мы не столько дураки,



- Мы с тобой явные дураки - у нас мысли сходятся!
- Я думаю, мы не столько дураки, хотя и это не отрицаю, сколько, так близкие друг другу люди, что у нас желания и мысли часто совпадают, - дал занудно-научный анализ ситуации Славка.
- Фу, как скучно и глупо! Точно, я говорю - мы дураки! А дуракам, на Черном море, делать нечего! Ладно, вставай, а я кровать заправлю!
- Нет уж, давай хотя бы это вместе сделаем!
- Да уж! Иди, мойся! И так уже опаздываем, куда только можем! А вместе, потом можно и более приятными делами заниматься! - хитро сощурив глаза, рассмеялась Таша.
Выходя из ванной, Слава вспомнил, как он жил до появления Таши. Те занудные и унылые утренние мгновения холостяцкой жизни, когда спешил сбежать из дома в поисках каких-нибудь развлечений. Скоро уже год, как его жизнь изменилась за один миг. Таша вошла в его жизнь один раз и навсегда, оставшись в его жилище, жизни и сердце. Пришла и заняла там место, давно, а может и изначально, пустовавшее и будто предназначенное только для нее. И она, сама себе удивляясь, приняла свою роль столь естественно, будто вся ее предшествующая жизнь была только подготовкой к этому мигу. Он вспоминал их первое утро, когда им некуда было спешить, и все между ними стало ясно и очевидно, и они наслаждались неспешным пробуждением, какими-то глупыми постельными играми и ласками, простыми, но столь приятными, утренними хлопотами. Это очарование не спешило уходить и повторялось, хоть на мгновение, каждое утро. Как и сейчас, он замер на пол пути в кухню и любовался стройным силуэтом, обрамленным дымкой волос отсвечивающих в лучах утреннего солнца. Его захватило непередаваемое чувство домашнего уюта и тепла исходящее от Таши, хлопочущей над столом, заставленным чашками с дымящимся кофе и прочими разными утренними закусками.



 
 

<<...