- Солнышко! Очнись! Только не умирай! Все что угодно, только не умирай!.. От груз



- Солнышко! Очнись! Только не умирай! Все что угодно, только не умирай!..
От грузовика уже бежал матерящийся шофер:
- Да что ж это такое! Какой идиот на красный прет! Где у вас глаза! Есть хоть кто живой… - и замер на полуслове, пытаясь понять, есть ли пострадавшие или живые. - Живой?! - наконец сказал Степан и обернувшись крикнул подбегающему напарнику: - Мишка, скорей скорую вызывай!
- Уже! - послышалось в ответ.
Таша приникла к Славе, пытаясь "достучаться" до него, но все было тщетно. Он, как сомнамбула, с остановившимся взглядом что-то бормотал Ташиному телу, и гладил ее, размазывая кровь по волосам. Таша почувствовала, что с ней что-то стало происходить. Она стала, как бы проваливаться или взлетать. Одновременно перед ней, в стремительном порядке стали пролетать картинки из ее жизни. Вот они со Славой и друзьями на даче, потом ночная "охота". Вот она первый раз в его объятиях, чуть не падающая в обморок. Вот в больнице "перебравшая" наркотиков. Вот их первая "неудачная" встреча у него в кабинете. Вот она студентка, хвастающая бабушке о своих успехах. Вот она ученица увлеченно о чем-то рассказывающая своим родителям, и совсем маленькая девочка, играющая со своим старшим братом в песке на берегу реки. Она поняла, что вспомнила всю свою жизнь и могла теперь спокойно обратиться к мельчайшим деталям своей освободившейся памяти. Затем она почувствовала приближение родных и тепло чувств исходящих от них. В поле зрения появилась бабушка и рядом стоящий дедушка. Она бросилась в объятия к бабушке и спросила:



 
 

<<...