- Ты же уже старый хрыч, а не тинэйджер, чтобы так раскисать! А знаешь, кстати, что



- Ты же уже старый хрыч, а не тинэйджер, чтобы так раскисать! А знаешь, кстати, что она сказала мне на прощанье? - спросил я его прямо.
- Что? - Славка готов был на что угодно, лишь бы услышать хоть еще одну весточку от своей ненаглядной.
- Она сказала, что если ты хочешь ее увидеть хоть когда-нибудь еще, тебе нельзя ничего делать со своей жизнью. Короче, самоубийство не является путем туда. Как бы этого тебе не хотелось. И потом, мы итак до нее доберемся. Представь, что она уехала в длительную командировку, и ты скоро сможешь ее встретить. Чего тут так расстраиваться? - я надеялся, что мои хилые психологические потуги хотя бы остановят Славку от самых ужасных действий.


***

Последующие два дня прошли в грустных хлопотах и вечерних пьянках. Славка все-таки уговорил взять его на прощание, что, с одной стороны, не позволило мне там самому раскиснуть, но с другой - прибавило хлопот, в связи с постоянным приведением Славки в чувство из ступора, в который он все время норовил впасть. Особенно тяжко было на последнем прощании. Я все время твердил Славке в ухо:



 
 

<<...