На разогреве, как обычно, выступали наши местные лабухи и разгоняли народ небла



На разогреве, как обычно, выступали наши местные лабухи и разгоняли народ неблагозвучными издевательствами над музыкальными инструментами и подвываниями утробными голосами, больше похожими на отрыжку. Не выдержав давления на уши, я затащил Славку поближе к ларьку с провиантом и напитками. Вернувшись в зал, мы застали на сцене все тех же мучителей инструментов и ушей. Надо сказать, что несмотря на свою кажущуюся простоту, тяжелый рок очень хитрое дело. Достаточно пары бездарных нот в мелодии, как она превращается в кошмар. А искусством находить правильные ноты, владеют очень немногие.
Но вот в зале повисла тишина, и стало темно. Публика слегка притихла и вдруг взорвалась приветственным ревом. Не знаю, как все рассмотрели то, что было видно только нам. В полной темноте, подсвеченной лишь дорожкой из двух цепочек маленьких лампочек на полу, два бугая вели под ручки на сцену слегка сутулящегося Оззи Осборна. Следом прошел Тони Йоми и два других члена группы. Пошатывающийся Оззи сначала вызывал сомнения в способности адекватно исполнять свою роль, но с первыми звуками его голоса и музыки все стало на свои места. Началась промывка мозгов и душ, но не в том смысле, что кто-то нас зомбировал, а в том, что это действо захватывало и растворяло в себе весь зал, включая и мою душу. Стадион превратился в одного многорукого левиафана. Все стояли с вытянутыми руками, раскачиваясь в такт с музыкой. Ни сидений, ни оград не было видно, и перед глазами была только огромная чаша качающихся рук. Многотысячный зал потерял перспективу и казался утробой инопланетного чудища. А когда начался известный "Караван планет" ко всему прочему прибавились еще и огоньки, зажегшиеся повсюду. Толпа, стоящая на поле, так плотно прижималась к сцене, что иногда выбрасывала людей на поднятые руки. Обратного хода для них не было, и людей выталкивали по ковру поднятых рук вперед к сцене, где их подхватывали дюжие молодцы из охраны и выводили сбоку опять в зал. Народ неистовал. В какой-то момент я стал опасаться за целостность стадиона, когда вся эта масса людей стала подпрыгивать в такт музыке, и я почувствовал, как вибрируют трибуны под нами. Где-то в середине концерта, все выступающие сбежали со сцены, оставив гитариста Тони одного, и я поймал себя на том, что уже битый час четыре человека сводят с ума своей музыкой более десяти тысяч людей. Особенно это стало видно сейчас, когда одна гитара, заменив собой симфонический оркестр и духовой орган вместе взятые, захватила весь зал своей плывущей музыкой, сама утопая в неземном восторге и вселенских рыданиях. Два часа концерта пролетели на одном дыхании. Выходя в потоке людей, я чувствовал, что забыл обо всем, как будто вернулся домой с длительного отдыха. Все предшествующие эмоции были попросту стерты. Славке тоже, определенно стало легче, по крайней мере, на некоторое время, пока длилось созданное концертом впечатление.



 
 

<<...